Новости и события театра

  • 17.05.2018
    17 мая - Международный день Детского телефона доверия
  • 16.04.2018
    Аншлаг на «квартирном погроме»
    На сцене Ярославского государственного театра кукол прошли гастроли Кировского театра кукол имени А. Афанасьева
  • 09.04.2018
    Антон Нестеренко: «Я - за простоту и волшебство, сделанное своими руками»
    15 апреля на сцене Ярославского театра кукол пройдут гастроли Кировского театра кукол имени А.Н. Афанасьева

Архив новостей

Отзывы и предложения

Губернаторский социальный проект "На высокой волне"

Результаты независимой оценки качества оказания услуг организациями

Форма обратной связи

в печать
Репертуар на Январь 2018
Репертуар на Февраль 2018
Репертуар на Март 2018
Репертуар на Апрель 2018
Репертуар на Май 2018
Репертуар на Июнь 2018

 
 

 

 

 

 

Праздники сегодня

Николай Боровков: «Спектакль нужно строить как дом и выращивать как дерево»

borovkov  На протяжении многих лет Ярославский театр кукол сотрудничает с замечательным режиссером из Санкт-Петербурга,  заслуженным деятелем искусств России, лауреатом театральной премии «Золотой софит» Николаем Боровковым. Благодаря Николаю Юрьевичу в репертуаре театра появились такие спектакли как «Аладдин и волшебная лампа», «Бармалей», «Кот в сапогах», многие другие постановки. Николай Юрьевич  - частый гость в Ярославле, и мы воспользовались случаем, чтобы побеседовать с ним.

-Спектакли, поставленные Вами, настоящие старожилы театральной афиши: «Снежная королева» была поставлена в 1996 году, «Кот в сапогах» радует зрителей с 2003 года, премьера спектакля по сказкам Гоцци «Любовь к одному апельсину» состоялась в 2010 году… Да и спектакль «Дюймовочка», который возвращается на сцену после непродолжительного «отпуска», тоже был поставлен Вами много лет назад. Откройте тайну  - в чем секрет продолжительности жизни спектаклей?

-Хотелось бы сказать, что у меня есть готовый рецепт, но это не так. Есть некая догадка, которая, как мне кажется, способствует тому, что спектакль живет на сцене долго и счастливо. Если режиссером найдена и обоснована некая жесткая структура спектакля, и актеров заставили эту структуру принять, затвердить и обосновать для себя – с одной стороны, а, с другой стороны, актерам оставлено поле свободы, чтобы они не чувствовали себя несчастными исполнителями чужой воли, то через некоторое время артисты очень комфортно «устраиваются» внутри этого спектакля. Такой спектакль, как мне кажется, и живет долго. Если оставить только жесткий каркас – засушишь спектакль, дать больше свободы – постановка развалится. Мой учитель Михаил Михайлович Королев, талантливый  режиссер и теоретик театра кукол, дал замечательное определение режиссерской работе. Он сказал, что спектакль нужно строить как дом и выращивать как дерево. Мне очень нравится эта формула, потому что в ней есть жесткая конструкция и, в то же время, есть природа, которая прорастает непостижимым и радостным образом.

-Вы приехали в Ярославль, чтобы осуществить вводы новых артистов в два спектакля – «Снежная королева» и «Дюймовочка». Какими Вы нашли спектакли по прошествии лет?

- Очень жизнеспособными! Спектакли прожили много лет, но по-прежнему востребованы публикой, а потому сейчас происходит естественная смена актерских поколений. Очень приятно наблюдать, как «старожилы» спектакля передают молодежи свой опыт, показывают какие-то найденные ими штучки, и мне приходится подчас сдерживать слишком активное наставничество, чтобы у молодых артистов был шанс совершить свои собственные открытия в этих ролях. Но то, как трепетно все относятся к своим ролям, меня радует и умиляет.

- Вы полагаете, что новый актерский состав обновит и спектакли?

- Безусловно! В «Снежной королеве» у нас кардинальные актерские перестановки и вводы, в «Дюймовочке» заняты всего два артиста, и для них обоих это совершенно новый спектакль, так что оба спектакля получат новый толчок в своем  развитии. Я уверен, что спектакли нужно время от времени взбадривать - только тогда они заиграют новыми красками. Сам для себя я непременно нахожу что-то неожиданное в старых постановках, открываю какие-то смыслы, которые оставались незамеченными при первоначальном прочтении.

-Расскажите, пожалуйста, о «Дюймовочке». Ведь для многих наших зрителей – это премьерный спектакль…

- Мне этот спектакль дорог особой нотой нежности, которая там звучит. В нем всего два персонажа, которых я отыскал в другой истории Андерсена – это два рассказчика, Он и Она,  Клумпе-Думпе и Ивиди-Авиди. И, помимо сюжета известной всем сказки, который они рассказывают зрителям, между ними самими завязываются  отношения, которые, как мне кажется, очень интересны и важны. Для меня самое главное в этом спектакле – атмосфера влюбленности, живородящее начало, нота нежности.

- Спектакль «Дюймовочка» поставлен по пьесе, которую Вы сами написали по мотивам  всем известной сказки Андерсена?

- Но ведь и «Снежная королева» поставлена по пьесе Евгения Шварца, который написал ее по мотивам оригинальной сказки Андерсена. Мне представляется, что я шел тем же путем за автором, что и Евгений Шварц.

- Как часто Вам приходится писать пьесы для постановок спектаклей?

- Достаточно часто. Когда я начинал работать в театре, еще были живы авторы, считающиеся сегодня классиками детской драматургии. Например, Нина Владимировна Гернет, по пьесе которой я поставил спектакль «Аладдин и волшебная лампа» (он до сих пор идет на ярославской сцене), или «Царевна-лягушка». Гернет еще до войны вместе с Сергеем Образцовым создавала репертуар кукольного театра, который  использовался по всему Советскому Союзу, и которым «питаются» многие театры кукол до сих пор.

-Но ведь это - середина прошлого века! Прошли десятилетия, многое изменилось…

- О том и речь! Но тогда к детской драматургии относились очень серьезно и ответственно, к созданию пьес привлекались профессиональные авторы. С течением времени детская драматургия сильно полиняла, этот жанр как бы «вымылся» волной времени из драматургии как таковой. Мне в свое время приходилось работать  с Ниной Гернет, и она очень негодовала, когда видела, что я что-то менял в ее пьесе во время работы. Не нравится, ругалась она, пишите сами. Вот я однажды и подумал, зачем мне ссориться с хорошими людьми, лучше я сам что-нибудь сочиню, «испортив» чью-то сказку. Так незаметно и втянулся. Сейчас у многих режиссеров есть такая потребность и необходимость  – сочинять. В кукольном театре, как мне кажется, практически невозможно поставить ранее написанную пьесу в первозданном виде. За долгие годы работы в театре с таким феноменом я столкнулся лишь однажды, когда режиссер поставил буквально все, от первой до последней буквы, включая авторские ремарки.

-Что же эта была за постановка?

-Пьеса «Куда ты, жеребенок?» известного болгарского драматурга Рады Московой была переведена на русский язык, и в 70-е годы очень активно ставилась в театрах Советского Союза.

-Знаю, что и в нашем театре кукол был такой спектакль в середине 80-х…

- Я и говорю, по всей стране его ставили. И вот Рейн Агур, очень уважаемый в кругу кукольников режиссер из Эстонии, поставил этот спектакль от первой буквы до последней точки. Я сам ставил «Жеребенка», но, по своему обыкновению, кое-что переделал на свой вкус. И, потом, в театре кукол очень многое зависит от художника: тот мир, который он создает на сцене, очень многое определяет, и этому миру в какой-то степени надо подчиняться, и в угоду ему подчас приходится менять текст в пьесе.

- Получается, что вы в вашей режиссерской ипостаси не диктатор?

-Необходимо найти разумный баланс во взаимодействии с партнерами по постановке спектакля – художником, композитором, актерами. Я как режиссер должен принимать во внимание, что все они тоже творческие люди, и у них есть свой взгляд на материал, и это необходимо учитывать. Если ты готов к сотворчеству, то только диву иногда даешься, каким откровением может тебя одарить художник. К слову, о непреклонности Нины Гернет… Сохранились стенограммы разбора ее пьесы «Аладдин и волшебная лампа» с Сергеем Образцовым. То, что в итоге было поставлено в театре, разительно отличалось от первоначально придуманного ею текста, но именно сценическая версия стала классикой детской драматургии. Так что, и ей приходилось идти на компромисс.

- А вы, как драматург, насколько ревностно относитесь к вольному обращению режиссеров с вашими пьесами?

-Очень легко! Пьеса написана, я свое дело сделал, а вы ставьте, как хотите…

-То есть конфликта между драматургом  Шуваловым и режиссером Боровковым не существует?

-Никакого! Я сам очень вольно со своим текстом обращаюсь: бывает, сидя за письменным столом, придумаешь одно, а начинаешь работать над спектаклем, и видишь совсем иной ход… Так что, текст – это не догма, а руководство к постановке.

- Когда знакомишься с репертуаром разных театров кукол, то невольно обращаешь внимание на повторяемость одних и тех же названий. С чем это связано, на ваш взгляд?

 -Действительно, есть названия, которые ставят все. Например, сейчас театры через один ставят «Умку». Почему? Говорят, модно. Вдруг появляется свежее название, и все сразу находят в нем какую-то прелесть. Однажды, когда при «Ленконцерте» была небольшая театральная труппа, я по их просьбе написал пьесу «Заяц, Лиса и Петух». Исходных требований было два: нужно было сделать русскую народную сказку на двух артистов.  Сочинил я пьесу, и ничто, как говорится, не предвещало… И вдруг  такое количество этих самых «Зайцев» по всей стране «расплодилось», что оторопь берет! Когда мне звонят из комитета по авторскому праву и говорят, что какой-то театр хочет поставить мою пьесу, я внутренне напрягаюсь – неужели опять «Зайца»?

-К слову, и в нашем театре вы ставили спектакль «Заяц, Лиса и Петух»…

-Это правда, и, признаюсь, не только здесь я ставил этот спектакль. Знаете, когда я был начинающим режиссером, мне казалось, что спектакль может быть поставлен только один раз. Но с годами и опытом я стал менее категоричен, и нашел свою прелесть в «повторении пройденного материала».

-Проработав четверть века в Санкт-Петербургском театре сказки, Вы уже не первый год пребываете в статусе «свободного художника», ездите по стране, работаете с разными театрами. Что сейчас востребовано?

-Непростой вопрос. Зачастую театры хотят универсальный спектакль: чтобы и детям было интересно, и чтобы взрослые не скучали; чтобы новогоднюю кампанию со спектаклем отработать, но и затем в репертуаре оставить. По-хорошему  - так не бывает. Сейчас возник социальный запрос на бэби-театр, спектакли для малышей очень востребованы. А ведь когда «королем кукольного царства» был Сергей Владимирович Образцов, правила были определены очень четко: до пяти лет детей в театр не пускать, и точка.

-Почему так? И что, слушались? Действительно, не пускали?

-Конечно, слушались! Потому что с точки зрения детской психологии принципы театрального существования маленьким детям не доступны и не понятны. Игра с ними должна строиться совсем на других принципах, и к театру это не имеет никакого отношения. Сейчас многие родители так уверены в гениальности собственных чад, что не внемлют голосу разума… Далеко за примером ходить не надо: сидел я в зале, смотрел «Снежную королеву» и невольно наблюдал за одним таким зрителем: то ему попить, то выйти из зала, то на кресло не усадишь, то он прыгать хочет. Малышу дела нет до того, что на сцене происходит. А попробуй такого родителя остановить – ого-го какой отпор  встречаешь!

Так вот, о бэби-театре. Сейчас это модный тренд. А мне еще лет десять назад предложили поставить спектакль для такой аудитории, от 2 до 5 лет, в частном театре «Бродячая собачка» в Питере. Им нужен был «Теремок». Я долго отнекивался, но потом попробовал, втянулся, и даже научился получать удовольствие от работы над спектаклями для малышовой группы. К слову, и «Бармалей», который я потом поставил в Ярославском театре кукол, был сначала поставлен в «Бродячей собачке».

-«Бармалей», надо признать, получился шикарный! Обожаю этот спектакль!

- Это к вопросу о том, что взрослые тоже должны получать удовольствие от детского спектакля. Это замечательно, но не надо забывать: не они главные зрители в театре, а их дети! И ориентироваться нужно в первую очередь на то, чтобы Маше и Пете было интересно, а уж тогда и мамы-папы, глядя на своих счастливых детей, получат те самые позитивные эмоции, что снова и снова приведут их в театр.

- Вам самому интересно писать пьесы и ставить спектакли для такой ясельной аудитории?

- Все зависит от каждого конкретного случая. Сейчас я работаю с петербургским бэби-театром «Тутти», познакомился с очень интересными людьми, художником и композитором, получаю несказанное удовольствие от самого процесса работы, а большего мне и не надо. Вот что я никогда не делаю принципиально, так это не ставлю спектакли для взрослых в театре кукол.

-Почему? Очень востребованное направление, как мне кажется.

-Согласен, и заявки поступают непрерывно. Но я для себя этот путь закрыл, потому что не знаю, о чем можно говорить с взрослыми людьми языком театра кукол. Многие режиссеры работают в этом направлении, вижу, что они находят много интересного, но лично для меня во всем этом действе есть какая-то неправда. Хотя со стороны, как зритель, очень уважительно отношусь к подобным работам.

Материал подготовила Л.Драч


Цена билетов на спектакли 200 руб.

 

ПАМЯТКА гражданам об их действиях при установлении уровней террористической опасности

Роскомнадзор открыл информационно-развлекательный сайт для детей и подростков http://персональныеданные.дети/