Новости и события театра

  • 21.07.2020
    Открытие 94-го театрального сезона намечено на 25 сентября.
    Первой премьерой станет спектакль «Божественная комедия» в постановке режиссера Алексея Смирнова, художник – Полина Борисова.
  • 30.06.2020
    Готовимся к выпуску новых спектаклей
  • 19.06.2020
    Акция «Свеча памяти»
    По традиции акция «Свеча памяти» проводится в ночь с 21 на 22 июня.

Архив новостей
 

 

 
 

отзывы

форма

 

 

Полина Борисова: «Я просто хочу хотеть…»

Рождение спектакля сродни сотворению нового мира. Именно это чудо происходит сейчас в Ярославском театре кукол, в мастерских которого полным ходом идут работы по созданию кукол и декораций для нового спектакля «Божественная комедия». К репетициям спектакля режиссер Алексей Смирнов приступит в июне, а вот художник-постановщик Полина Борисова уже полностью погружена в творческий процесс. Но не отвлечь «демиурга» разговором на отвлеченные темы от сотворения спектакля оказалось просто невозможным – ведь нечасто в театральных цехах так запросто встретишь французскую актрису русского происхождения, представителя известной театральной династии-кукольников. А это как раз Полина Борисова и есть.

Полина Борисова – актриса театра кукол в третьем поколении. Ее бабушка и дедушка, Анастасия и Тадеуш Варжало, были известными актерами и режиссерами в Омском театре кукол. Родители, Елена и Вячеслав Борисовы, оба – режиссеры-постановщики, преподаватели Ярославского театрального института. Елена Тадеушевна, к слову, поставила немало спектаклей на сцене Ярославского театра кукол: «Черная курица», «Русалочка», «Кентервильское привидение», «Питер Пен». Некоторые из спектаклей по сей день идут: «Что за прелесть эти сказки», «Карлик Нос», «Пряничный домик». С театром кукол связали свои судьбы и дети Борисовых. По подсчетам Полины, на сегодняшний день в театре работают семь представителей клана Варжало – Борисовых - Кузнецовых.

- Полина, а когда конкретно в вашей жизни появился театр?

- В моем случае правильнее будет сформулировать наоборот – «когда я появилась в театре». Ответ короткий – как родилась, так это и случилось. Родители работали в театральном институте, первое время мы жили в общежитии института, и чтобы попасть в театр, нам было достаточно выйти за дверь своей квартиры. Мы с сестрой целыми днями ходили из одной аудитории в другую, сидели на репетициях, смотрели все спектакли. Это была моя повседневная жизнь.

-Но все-таки однажды наступил такой момент, когда вы «примерили» к себе театр как вариант будущей профессии.

-Это случилось достаточно рано, поскольку в системе российского образования уже к концу учебы в школе подросток должен четко понимать, куда он будет поступать. В Европе люди просто поступают в университет, первые пару курсов посещают общие предметы и имеют возможность определиться с выбором, что больше нравится, к чему ты склонен. В 16 лет я просто не готова была логически размышлять, и, можно сказать, пошла по пути наименьшего сопротивления – туда, где хоть что-то понимала, а это был театральный институт. Точнее, Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства. А поскольку в тот год набор был на специальность художника-постановщика театра кукол, я туда и поступила, на курс к знаменитому мастеру Валентине Григорьевне Хавролевой.

-Родители одобрили ваш выбор?

-Думаю, как родители любого подростка, они были счастливы пристроить меня хоть куда-нибудь. Шучу, конечно. Отец настоятельно рекомендовал мне брать уроки живописи, но не более того.

-А учились легко?

-Ну, как сказать… Я очень организованный человек, и, пусть это не прозвучит хвастовством, но наши мастера отмечали, что я была одним из тех редких студентов, которые выполняли все задания и никогда не пропускали занятия. Это моя жизненная привычка/стратегия, «через дробь».

-Вы окончили СПГАТИ, затем там же учились в аспирантуре. Как возникла идея поучиться театральному делу еще и во Франции?

-На самом деле эта мысль появилась еще в годы учебы в Петербурге, после того как я побывала на фестивале театральных школ в городке Шарлевиль-Мезьер, и была просто очарована местной театральной школой. Она – крошечная, на курс набирают всего 16 человек, и учат их три года. Школа государственная, но поддерживается не министерством, а городом, и студентам даже выплачивают пособие, чтобы они могли снять себе жилье.

-Но, наверное, конкуренция жесточайшая?

-Да, было непросто. Сначала ты отправляешь досье, и это – заочный этап. В нашем случае из трехсот заявок выбрали 72 для очного этапа. Потом нас осталось 25.  По правилам поступления после этого начинается неделя активных мастер-классов, чтобы не сразу отсеивать абитуриентов, а посмотреть, как люди работают, на что они способны. В итоге остается 16 студентов. Школа – международная, треть студентов – иностранцы. И я была первой русской, поступившей в эту школу!

-Пройти сквозь это «сито» было очень непросто?

-Главная трудность в том, что наша российская система поступления принципиально отличается от европейской. У нас человек должен соответствовать стандартам, и ты в  первую очередь должен показать, что ты умеешь, какие у тебя отметки. За всеми этими стандартами и оценками педагогам во Франции, например, очень трудно увидеть настоящего человека с его интересами, способностями, сильными и слабыми сторонами. Мы натренированы на самопиар, а там это не работает. Второй момент – нигде не любят  переучивать людей, которые раньше чему-то учились. А у меня за плечами уже была одна театральная школа, СПГАТИ.  Однако моим преимуществом было то, что я шла учиться на совершенно новую для меня специальность – ведь я была художником, но не актером. Как потом выяснилось, меня выбрали за мою открытость, готовность воспринимать новое и учиться этому. И я очень благодарна педагогам за это.

- Вы выпускница двух разных театральных школ. В чем их принципиальное отличие?

-И в России, и во Франции я занимаюсь театром, и считаю, что цель всегда одна: выйти на сцену и сказать публике что-то такое, чтобы тебя поняли, разделили это переживание вместе с тобой. Менталитет российского зрителя таков, что если ему что-то непонятно, то это априори ему не нравится. Европейский зритель предпочтет не понять что-то, а почувствовать. Приоритеты – разные, но цель – одна.

-Вашей визитной карточкой стал моноспектакль «GO», в котором вы выступаете и художником, и режиссером, и актрисой…

-Да, я много езжу с этим спектаклем, даже в Ярославле однажды была, но это были не гастроли и не фестивальный формат, а, скорее, дружеский визит – мастер-класс. Начиная с 2011 года, я побывала со спектаклем «GO» на более чем 50 фестивалях в 30 странах мира, и сыграла его, наверное, уже раз 300. Я с удовольствием играю с партнерами и принимаю участие в других проектах, но когда речь заходит о том, чтобы сделать что-то свое, то я  склонна к сольным работам. Энергия, которая уходит на поиски того как и что надо делать, очень хрупкая «материя», и ее едва-едва хватает на создание этого мира-кокона вокруг себя. У меня не хватает азарта, что вести еще кого-то за собой. Но это касается только сольных проектов. В остальном я очень мобильна, общительна и контактна.

- Как живет и работает актер во Франции?

-О, совсем по-другому, нежели в России! Во Франции существует система краткосрочных контрактов, так называемой прерываемой занятости. Сегодня это может быть один спектакль, завтра – просто показ. Для артистов существует система биржи труда, и наша профессия относится к позиции безработных.  Но, проработав в течение года определенное количество часов, ты можешь получить официальный статус «артист», и в этом случае государство на следующий год  в те дни, когда у тебя нет никакого контракта, будет тебе выплачивать ту сумму, которую ты заработал за предыдущий год. Не все во Франции довольны этой системой, многие полагают, что она кормит бездельников, но ведь не все и понимают, что жизнь артиста не может состоять только из спектаклей. Нужно время на то, чтобы что-то придумать, отрепетировать, и тогда эта система помогает артисту выжить. Я заработала статус артиста в 2013 году, но его надо постоянно поддерживать.

- В репертуаре Ярославского театра кукол есть один спектакль, в котором вы работали художником-постановщиком – это «Волшебник Изумрудного города».

-А еще были работы «Неугомонная семейка», «Однажды на Диком Западе», и, уже не помню точно название, какой-то концерт. Все эти спектакли мы сочинили вместе с Анатолием Белковым, он был первым режиссером, который поверил в меня как в художника. Это были славные, как мне кажется, спектакли. Поработать вместе над спектаклем «Божественная комедия» мне предложил режиссер Алексей Смирнов, и я немного испугалась, так как уже много лет не работала как настоящий художник-постановщик. И, потом, во Франции другой подход к работе: ты что-то придумываешь и просто делаешь. В российских театрах очень большая официальная часть предшествует собственно работе: надо пройти художественный совет, защитить макет и прочее. Но это мы уже прошли, и работа в самом разгаре.

-Насколько вам интересна эта история, «Божественная комедия» Штока?

-Ровно в той степени, как и любая другая история, я не человек текста. Мне куда важнее, что можно с этим текстом сделать. И хотя, конечно, это произведение совершенно не нашего времени, важно, как режиссер ее расскажет современным зрителям и чем увлечет их.

-Что увидит зритель?

-Всех секретов я вам, конечно, не раскрою, сохраню интригу. Но мы постараемся свести к минимуму игру живым планом, все-таки это театр кукол. Меня всегда восхищали верховые куклы, в Европе спектакли без видимого присутствия актера на сцене большая редкость. Но здесь будет и то, и другое, и даже тантамарески. Надеюсь, будет интересно. Мне очень интересно работать над этим материалом, и я неизменно восхищаюсь цехами театра, когда я могу просто что-то придумать, нарисовать, и получить уже готовое, причем, сделанное даже лучше, чем я это придумала. Это просто работа мечты!

-Кстати, о мечте. Чтобы вы хотели сыграть, поставить, над каким материалом поработать как художник?

- Я не режиссер, и поставленные мною моноспектакли «GO» и «SKAZKA» воспринимаю как актриса. В обоих случаях я просто делала то, что хотела и как чувствовала. Поэтому у меня нет желания что-то непременно поставить. Сыграть? Тоже нет. Я живу в наблюдении за состоянием момента, и если возникает какое-то предложение, которое меня вдруг трогает, я  - вот она, уже готова!  Поэтому я не хочу чего-то конкретного, я просто хочу хотеть… Такие дела…

93

 

В ознаменование 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов и Парада Победы 24 июня 1945 года


1 июня - Международный день защиты детей. Поздравляем наших маленьких зрителей и всех, всех, всех!


Мы благодарны ветеранам и участникам Великой Отечественной войны за подвиг и героизм на фронтах и в тылу.
75-летию Победы в Великой Отечественной войне обращаем мы наши слова признательности и посвящаем виртуальную концертную программу...

75-летие Победы в Великой Отечественной войне

год памяти и славы


Спектакли онлайн

93

Об отмене и переносе спектаклей


Для электронной покупки билетов пройдите по ссылкеКупить билеты онлайн     https://quicktickets.ru/yaroslavl-teatr-kukol

Цена билетов на спектакли 250 руб. По одному билету может пройти только один человек, независимо от возраста.

94   94  94  94  94 94    94  94

94  94  94   

 #ЯрославскийТеатрКукол