Новости и события театра

  • 12.07.2019
    Вспоминая прожитый сезон…
    Вот и стал историей 92-й театральный сезон в биографии Ярославского театра кукол. Он был особенным, поскольку совпал с Годом Театра в России. Но и как все предыдущие, этот сезон был насыщен премьерами, гастролями, участием в фестивалях, и, конечно, добрыми встречами со зрителями.
  • 27.06.2019
    Символ Всероссийского театрального марафона отправился в Москву
  • 17.06.2019
    Что мы не знали про курочку Рябу?
    В Ярославском театре кукол идут репетиции нового спектакля «Сказка о курице Рябе и золотом яйце».

Архив новостей

опрос

 

 
 

Отзывы и предложения

Результаты независимой оценки качества оказания услуг организациями

Форма обратной связи

в печать 

Репертуар на Январь 2019

Репертуар на Февраль 2019

Репертуар на Март 2019

Репертуар на Апрель 2019

Репертуар на Май 2019

Репертуар на Июнь 2019

banner

 

телефон 

За расставанием будет встреча

За расставанием  будет встреча

Последние дни уходящего года –  время подводить итоги.  Для главного режиссера Ярославского театра кукол Алексея Смирнова – это время подытожить свое четырехлетнее руководство художественным процессом в театре: он принял решение отказаться от руководящей должности, сохранив, тем не менее, на будущее творческие отношения с театром. 

За это время в репертуарной афише театра появилось более десяти новых и возвращенных из «творческого отпуска» названий: это «Златовласка», «Котенок по имени Гав»», «Зимовье зверей», «Драма о царе Ироде», «Алиса-квест», «Колобок и Новый год», «Госпожа Метелица», «Питер Пэн», «Кентервильское привидение», «Добрыня Никитич и Змей Горыныч». Некоторые из этих спектаклей успели стать лауреатами различных конкурсов и фестивалей, другим с восторгом аплодировали зрители во время гастрольных туров театра. Как бы то ни было, многие из постановок режиссера Смирнова стали очень заметным явлением в театральной жизни нашего города. А потому, не удивительно, что подводя итоги, мы заговорили с Алексеем Смирновым в первую очередь о самых памятных для него постановках.  Ответ был мгновенным:

- Это «Златовласка» и «Драма о царе Ироде». В этих постановках нам удалось достичь того высокого уровня ансамблевого существования артистов на сцене, на котором, по сути, и должен выпускаться каждый спектакль. Когда есть ансамбль, спектакль однозначно состоялся. А когда начинаешь выделять, что один артист сегодня играет блестяще, а другой – не дотягивает, это расщепляет целостное восприятие спектакля.

- У вас большой опыт постановочной работы в разных театрах страны. Чем, на ваш взгляд, отличается труппа Ярославского театра кукол?

- Это театр ярких индивидуальностей, которым очень непросто найти друг с другом общий язык. И дело тут не в разных театральных школах.

- Насколько подобная особенность труппы хороша  для режиссера?

- Это зависит от того, какие задачи он перед собой ставит. С таким коллективом можно сделать столько прекрасных моноспектаклей, сколько артистов в труппе. Но значительно труднее поставить спектакль, в котором занята часть, или, тем более, вся труппа. У нас в этом году были такие спектакли - «Добрыня Никитич» и «Питер Пэн», и это был очень непростой опыт.

- А чем плоха яркая актерская индивидуальность?

- Это вовсе не плохо! Но яркой индивидуальности труднее вписаться в ансамбль - для этого необходимо поступиться своей яркостью, а это очень непросто. Во время работы приходилось постоянно преодолевать эту самобытность, добиваться того, чтобы они хотя бы смотрели «в одну  сторону».  Потому что у нас каждый про себя считает, что он-то, разумеется, прав, в отличие от других… Огромным положительным итогом этих четырех лет я считаю то, что в результате работы труппы с талантливым композитором и необыкновенно одаренным педагогом Николаем Морозовым  артисты научились петь в ансамбле. Мы начали со «Златовласки» и через «Драму о царе Ироде» доросли до «Добрыни Никитича». И это, на мой взгляд, большое достижение! Но куда труднее добиться ансамбля в актерской игре… Мне кажется, что если бы я ставил «Добрыню» со студентами театрального института, я бы это сделал значительно быстрее и несопоставимо меньшими затратами.

-Почему?

- Дело в постоянном актерском тренинге. Для студентов – это естественное состояние, они постоянно тренируют вокал, сценическое движение и танец, у них постоянные уроки сценической речи. В нашем деле очень важно, чтобы человек все время был включен в профессию. Вот приезжали к нам в этом году поляки (TEATR ANIMACJI) со спектаклем «Забытые истории». Я был поражен тем, что польские артисты без команды режиссера сами вышли на сцену за 1,5 часа до начала спектакля, чтобы размять мышцы и резонаторы, проверить вокал… Да, там другая ситуация: артисты собираются на конкретный проект, и каждый выкладывается на спектакле на сто процентов, потому что в противном случае на другой проект тебя могут и не позвать. Но как бы то ни было, они показали совсем другой уровень отношения к актерской профессии. В наших театрах такого не увидишь. Конечно, любому режиссеру хочется работать с артистом, который умеет все. Ярославский театр кукол – поющий, и в дальнейшей работе я собираюсь использовать этот инструмент. То обстоятельство, что я ухожу с должности  главного режиссера, не означает, что я больше не буду ставить спектакли в этом театре. Уже начата работа по спектаклю «Дед Мороз из Дедморозовки» для будущей новогодней кампании. Начали переговоры по «Божественной комедии» Исидора Штока с художником Полиной Борисовой... Так что у нас впереди еще много интересной работы.

- Почему нельзя совместить постановку этих спектаклей с должностью главного режиссера?

- Когда ты становишься главным режиссером, ты перестаешь ставить то, что хочешь, а вынужден выстраивать творческий процесс, ориентируясь на производственную необходимость и учитывая самые разные обстоятельства – задержку в работе цехов, вводы артистов, и так далее. У меня нет массы качеств, которые необходимы хорошему руководителю, и в силу внутренних установок я не собираюсь в себе их воспитывать.  Меня в институте учили ставить спектакли, и вовсе не учили быть руководителем. Это две разные профессии.

- Но ведь у вас бы уже опыт руководства…

-Да, целый год я совмещал работу в Ярославском театре кукол с должностью главного режиссера в Московском областном театре, но, как только закончился мой контракт, я поставил точку в этом вопросе. Когда ты работаешь в театре как постановщик, очень многие проблемы тебя заведомо не касаются – ни хозяйственные, ни репертуарные, ни то, как будет (или не будет) продаваться этот спектакль. Есть договор, конкретные сроки постановки спектакля, и полная свобода творчества.

Я рад, что в театр кукол стали приходить на сдачи, на премьеры студенты нашего театрального института. Потому что Ярославский театр кукол обладает понятием особой театральности, которая сейчас уходит, к сожалению, из театров. Я ставил перед собой задачу удержать эту театральность. Многие студенты «театралки», выпускаясь из института, максимум что могут, это представить «я в предлагаемых обстоятельствах». Возможности же театра кукол неизмеримо больше! Мне искренне жаль тех, кто считает, что театр кукол - это только поросята, колобки и зайчики. Как актер, я начинал с таких спектаклей как «Пикник» Фернандо Аррабаля, «Всадник CUPTUM» по «Медному всаднику», я играл принца Тамино в «Волшебной флейте»… - и это те актерские работы, когда ты понимаешь, что ты можешь все.

В Петербурге новая детская литература прямо с прилавков книжных магазинов отправляется на театральные подмостки – там много театральных творческих объединений, готовых на эксперимент. И есть зритель, который готов смотреть, что получится из этого эксперимента. Ярославский театр кукол живет в другой системе координат. И зритель в Ярославле тоже другой.  

Восемь лет назад в Москве я поставил очень важный для меня спектакль «Солнечный луч», и хотя он был очень любим актерами, и занимал призовые места на фестивалях, он очень долго не мог найти своего зрителя. Но потом в этом театре мы поставили «Кентервильское привидение», «Можно попросить Нину?», и, наконец, зрители, пройдя через эти постановки, пришли к «Солнечному лучу» и приняли его. Зрителя тоже нужно растить и воспитывать. Мне было очень приятно, когда те же самые зрители приехали из Москвы в Ярославль на «Златовласку и на «Царя Ирода», потому что все, что поставил режиссер Смирнов в Москве, они уже посмотрели. А кто у нас в Ярославле интересуется фамилией режиссера?

- Но этот опыт показывает, что зрителя все-таки можно воспитать?

- Если стоит такая задача. Тогда был разработан большой перспективный план на пять лет вперед, продуман репертуар, проанализирована зрительская аудитория, и зритель рос вместе с театром от спектаклей «3+» к спектаклям «12+».  Ярославский театр кукол работает по-другому, и с точки зрения организации производства - очень грамотно.  Абонемент делает кассу, гарантирует заполняемость зала и выполнение плана. И это – стабильность, о которой многие мечтают. Я шесть лет работал свободным художником, исповедуя другой принцип – волка ноги кормят. И, как не покажется это странным, это состояние подхлестывает на эксперименты, на творчество, на ту свободу поступков, которую не можешь себе позволить в статусе главного режиссера.  Я благодарен Ярославскому театру кукол за полученный опыт, но для меня пришло другое время. 

смирнов

 Интервью записала Л.Сахарова

ЗАКРЫТИЕ 92-го ТЕАТРАЛЬНОГО СЕЗОНА

6 июля в 12:00 - Премьера. Сказка о курице Рябе и золотом яйце, 5+

Для электронной покупки билетов пройдите по ссылкеКупить билеты онлайн     https://quicktickets.ru/yaroslavl-teatr-kukol

 Цена билетов на спектакли 250 руб.
 

ПАМЯТКА гражданам об их действиях при установлении уровней террористической опасности

Роскомнадзор открыл информационно-развлекательный сайт для детей и подростков http://персональныеданные.дети/

 #ЯрославскийТеатрКукол